Воспоминания прошлых жизней на Второй мировой войне

Выпуск 7, апрель-май 2020
С Днем победы!
А вы помните, как воевали? :)
В саентологии каждый рано или поздно вспоминает свои прошлые жизни. Точнее, обретает уверенность, что эти воспоминания им не выдуманы, а реальны.

И в 70-летний юбилей ВОВ мы попросили знакомых саентологов поведать свои воспоминания о войне в прошлой жизни, которые они получили в одитинге. Уверены, что вам будет интересно. И можете не верить, — саентология запрещает верить на слово. Получите одитинг и проверьте сами. :)

И да, мы перешли на новый формат журнала. Надеемся, что читать журнал онлайн, а не скачивать его в пдф, будет удобнее!

Влад Кайдаков
редактор
Воспоминания прошлых жизней
на Второй мировой войне
Истории современных саентологов, которые они вспомнили в одитинге
Влад
23 апреля 1945 года звено из шести танков, которыми я командовал, бодро ползло по Германии к Берлину. Светило солнышко, пели птички, и я в отличном настроении сидел в третьем танке от головы колонны, высунувшись из люка. Когда мы приблизились к опушке леса, из него внезапно полукругом показались черные «Пантеры» примерно такого же количества, и почти в упор стали нас расстреливать. Взорвался наш первый танк, через пять секунд второй, а потом и мой. Я оказался над сражением, увидел, как взрываются последние танки, подумал: «Что за хрень, вот я беспечный дебил».

Посмотрел на командира первого экипажа, который в замешательстве крутился на своим подбитым танком, потом оглянулся на других бойцов, тоже уже появляющихся примерно в сотне метров над полем. Мы переглянулись, все было понятно, и мысленно попрощались. Я был молодой и веселый (около 30), никакого пафоса и трагедии не было. Я переместился в свою деревню, некоторое время смотрел, как жена занимается домом, моими дочкой и сыном, мысленно попрощался с ними, и затем перебрался в другое место, чтобы найти там новую маму.
Алексей
Бежим с братаном во время бомбёжки, за руку держу его. Не знаю какого фига бежим ведь логичнее спрятаться) , но идея что не добраться в наше обычное место было, а тут незнакомо все. Ну и снаряд попадает в полуразваленый дом ну как-то обломками и стеной нас придавливает) Основательно)

Мысль типа "ну как же так же..." Ну и жалко что братана не спас, младший он и ответственность моя за него.

Может и немцем был как вариант)) строение улиц и дома 4х этажные кирпичные не славянское какое то все. Лётчика ищу. Ахаха ха))
Юлия
Украина. Я молодая совсем девушка. Деревня под немцами давно. Полицаи из местных деревенских мужиков достали всех. Немцы на постое в деревне. Еды не хватает уже, столько ртов кормить. Я подкармливаю детей - сирот, родителей которых расстреляли, подозревая в связи с партизанами. В нашем погребе есть ещё кое какая еда, т к семейство было большое и запасов много было.

Я ношу записки партизанам. Я связная. Боюсь страшно. Ноги каждый раз трясутся, т к за мной ухлёстывает один полицай и мешает мне быть незаметной. Я его ненавижу, конечно. А в этой жизни это был один из моих родственников, который мне с детства страшно не нравился. Когда я раскопала этот случай, то появились и объяснения моей неприязни.

Что потом произошло толком не помню, но мой дом подожгли и я сгорела. В 1943 г в Англии взяла тело в английской семье.
Лидия
Хотелось бы чтобы это было что-то героическое, но я шпионю в Японии в пользу Америки под видом христианского миссионера. В один день это обнаруживается, и меня коллективно казнят. И половину этой жизни я разбиралась с тем, на кой меня занесло в востоковедение, Японию, и почему я так не люблю японцев 🤦♀️😂
Марат
Я американский солдат ,нахожусь в окопе,ночь .через несколько минут пойдём в атаку. Очень страшно,и иду в атаку. .....И дальше пустота
Юлия
У меня это было первое спонтанное переживание пж - картинка внезапно возникла на объективах КСХ с очень ярким, сочным риколом: возал, толчея, поезда, дым и запах ядрёный, совсем иной, чем сейчас на вокзалах.

Позже собрался пазл из трёх фрагментов. Первый - начало зимы, снежок, почти ч/б пейзаж и огромное красное полотно со свастикой на административном здании. Это Польша, я молодой еврейский парень. И очень сильная эмоция - осознание того, что вот он, звездец приблизился вплотную, это финал твоей жизни.
Следуюший фрагмент - я лежу в постели с девушкой, у неё пышные курчавые волосы, я перебираю их пальцами. Мы молчим. Печаль от того, что всё заканчивается, едва начавшись.

И третий кусочек - тот самый вокзал. Нас загружают в вагоны. Еще не так плотно, как потом показывают в хрониках. В вагоне есть лампочка. Я лежу, смотрю, как она раскачивается, понимаю, что дальше будет невыносимо хуже. Я ухожу из тела на очень сильном намерении умереть, чтоб не переживать всё то, что грядёт.

В этой жизни еврейские колыбельные, музыка, фольклор всегда вызывали щемящее чувство...

Жизнь между той и этой получилась какой-то совершенно бессмысленной и плоской, как на паузе. А в этой уже взялась за голову 🙃
Лариса
Утро... возможно, блокадные улицы Ленинграда, я чувствую себя ребёнком, лежу у каких то ступеней, всё серо-грязное, может весна... Перед моим лицом лежит птенец не живой, я тянусь зачем то к нему, и происходит экстериоризация...
Екатерина
Я тоже была связной. Отнесла записку партизанам в лес. Там с молодым солдатом общались и были друзьями. Было лето и солнечно. А когда вернулась, немцы всех загнали в сарай и подожгли. Видела полыхающий сарай. Не зная что делать, начала кидаться на немцев, что б остановить все это. Им было безразлично, пока один не выстрелил в меня. Весела с братом над сараем, потом попращались и полетели дальше.

Мой муж Игорь был летчиком на истребителе. Летали в паре. Напарник не выспался и уснул за штурвалом. Самолет подбили. Игорь катапультировался. На допросе у командира и др. друга не сдал.
Елена
Я погибла при бомбёжке в 1941 году в городе Шахты.
Александр
Мне лет 25-30, я бегу по лесу, меня преследуют, на мне военная офицерская форма. В руке пистолет, я прячусь за березами и отстреливаюсь. На улице лето, яркий свет, солнце, я бегу, стреляю, потом пистолет перестает стрелять и жизнь моя заканчивается. У меня ужас, что пистолет перестает стрелять, и все, экстеризация.
Галина
Я молодая женщина.У меня маленькие дети 3 и 5 лет. Мальчик и девочка. Эвакуация, вокзал, все серое, сидим в углу на мешках. Дети хотят пить.я прошу кого то рядом присмотреть, сама иду искать воду... Резкий громкий звук бомбардировщика... Свист снарядов,взрывы, паника... Я бегу обратно к детям ,расталкивая людей... ,их нигде нет. Я в шоке,мечусь по вокзалу... их нигде нет.. потом после бомбежки брожу по каким то руинам, ищу среди убитых и раненых, ...моих детей нет...Горе, горе, страшное горе, и убивающее чувство вины... Не хочу жить. Потом Надежда, что кто то из забрал, увел, спас.... Ищу потом всю жизнь. После войны нашла..... До сих пор безудержно плачу, когда вижу, как люди, которые потеряли друг друга и нашлись.
Ирина
Мы с сестрой, моей сейчас (тогда мужики) в госпитале (на чьей стороне нет данных). Я стою у окна. Осень. Она лежит. И мы клянемся, что после войны будем заниматься детьми. Чтобы с детства они выкладывали себе в головы, что Мир - игра лучше войны. 😁🔥
Игорь
Я в это время на той стороне был. Это была жизнь, когда у меня не болела голова, жизнь полная спокойствия и достоинства - всё было четко и понятно, я принадлежал сплоченному коллективу и плодотворно трудился. Я не был на передовой, занимал технический пост, скорее всего инженер, потому что присутствует масса чисел и материи неживой. Помню свою одежду и машину. Закончилась жизнь на американском аэродроме (возможно лат. америка). Самолет приземлился, я вышел и поймал пулю . Я вижу это снайпер, потому что обстановка была мирная и я не ожидал, было солнечно, . Стало очень спокойно и картинка постепенно стала черно-белой и совсем выключилась.


Елена
Мой дом разбомбили в первые дни войны. В доме были жена и дети. Я мужчина. Был где то на улице. Смотрю на оседавшие обломки и клубы дыма, пыли и огня и оцепенение. Все схлопнулось Жизни не стало. Я долго сидел без слез и эмоций возле дома. Смотрел в одну точку. Сколько сидел не знаю и день и ночь. Меня никто не трогал. Только в какое то утро вдруг начало вставать солнце и я увидел зеленую траву и желтые цветы. И одна мысль в голове, Мне больше не за чем жить , но у меня есть руки и я могу помогать другим. Воевать не пошел. Дальше не помню.

НО была еще одна жизнь . Я воевал (тоже мужчина) в Крымской войне. В Севастополе. Помню последний бой на Малаховом кургане Нас было совсем мало. Я не спал уже трое суток, все как в тумане. Я только помню пульсирующую мысль : стоять. Сил нет, патронов нет , стоит только мой дух. Атака за атакой, и мне не понятно , почему они отступают. Нас всего десятка 2 . Но я вижу как перед нами стоит невидимая стена . Те кто погибли стоят вместе с нами. Я это чувствую. И еще в голове: Это мой последний бой. Когда меня убили, я завис над телом и оставался там как щит. Как будто есть тело. Я гнал их с как мог. Им было не по себе, это точно. Потом над местом где меня убили я находился долго и как то однажды очнулся, тела нет. и я увидел зеленую траву и одуванчики. Я поднялся высоко.ОХП ))) На этом обрывается.
Сергей
Решил поделиться своими воспоминаниями о той войне. На фото, которое я нашел в сети, два матроса лидера КЧФ «Харьков», погибшего от немецких бомб 6 октября 1943 года в Черном море. Слева отец Максим Щ… бина и его сын Иван (я тогда). Мне страстно хотелось получить данные о наличии прошлых жизней, и вот однажды 12.05.98 года это произошло в одитинге. Вылезла фраза: «Осколочным заряжай». После нескольких раз повторения я возвратился на «Харьков», на палубе которого рвутся бомбы. Вышла страшная контузия. Матросы, обнявшись пели песню: «Врагу не сдается наш гордый Варяг». Было очень много слез, а потом полегчало. В этой жизни эта песня наводила на меня смертельную тоску. Долго я бродил по библиотекам и архивам, пока не узнал, что обстоятельства этого боя были засекречены до конца 80-х годов. После одитинга вышел на улицу, вздохнул чистый воздух, не услышал взрывов и понял. что жизнь — прекрасна.

Позже лет через 15 я увидел по ТВ выступление писателя -мариниста историка Шигина, нашел и купил его книгу «Морские драмы второй мировой», где в числе других было описано сражение по часам «Харькова» и эсминцев «Беспощадный» и «Способный». Он нашел, что матросы действительно пели песню о Варяге. Они непрерывно стреляли из зенитных автоматов и вместе с орудиями ушли на дно. Отец выжил, а сын погиб. Отец был командором носового орудия на Авроре, когда она пальнула в 1917 году.
Методика вспоминания своего скрытого прошлого
была опубликована Хаббардом в книге «Дианетика — современная наука о разуме», и в этом месяце эта книга отмечает
юбилей 70 лет!
Еще не читали?
Вспомните свое прошлое
Попробуйте одитинг
Внимательный одитор в конфиденциальной обстановке поможет вам открыть самого себя
Напишите нам
и мы спланируем ваш одитинг!
Наши контакты
Тел./Ватсап:
+7 (901) 520-04-28

Е-мэйл:
navigator@saento.ru
Москва, Угрешская улица, дом 2, строение 82, офис 402
Вам понравился этот выпуск?
О журнале
«Учение Рона Хаббарда» является журналом Центра дианетики и саентологии «Ронсорг Навигатор». Мы не имеем отношения к так называемой Церкви саентологии, но применяем все разработки и достижения учения Рона Хаббарда, которые оказались очень эффективными и помогли за двадцать два года нашей деятельности уже сотням желающих.

Вы уже пробовали одитинг?
Напишите нам и получите дополнительные материалы!
Еще не подписаны на журнал?
Не чаще одного раза в месяц и никакого спама!